РАЗДЕЛЫ:
  • Городской совет
  • Лицензирование
  • Гортранспорт
  • ЖКХ
  • Городская администрация
  • Строительство
  • Жилищный фонд
  • Рыночные фонды
  • Госимущество
  • Комитеты
  • Федеральная собственность
  • Конгрес
  • Финансы
  • Региональные комиссии
  • Ипотека
  • Субсидии
  • Инвестиции
  • Недвижимость
  • Тендеры
  • Инвентаризация
  • Архитектура
  • Инфраструктура
  • Социальная сфера
  • Экономика
  • Муниципальная собственность
  • Налоговая инспекция
  • Торговля
  • Архитектурная реставрация
  • Проекты
  • Правовые нормы
  • Мероприятия
  • Культурно-оздоровительные центры
  • Бюджет
  • Приватизация
  • Внутренний рынок
  • Товарооборот
  • Ценообразование
  • Криминальная милиция
  • Фонды
  • Налогообложение
  • Предпринимательство
  • Закон
  • Промышленная политика
  • Таможенный комитет
  • Верховный суд
  • Экология города
  • Целевые программы
  • Законодательство
  • Юриспруденция
  • ПОСТАНОВЛЕНИЕ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ОТ 23.04.1996 N ... РЕМЛИ (REMLI) ПРОТИВ ФРАНЦИИ [РУС. (ИЗВЛЕЧЕНИЕ), АНГЛ.]
    По состоянию на ноябрь 2007 года
         [неофициальный перевод]
       
                       ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
       
                                СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ
                          РЕМЛИ (REMLI) ПРОТИВ ФРАНЦИИ
       
                        (Страсбург, 23 апреля 1996 года)
       
                                  (Извлечение)
       
               КРАТКОЕ НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА
       
                               A. Основные факты
       
           16 апреля 1985 г. заявитель - француз алжирского происхождения
       и  другой  заключенный  - алжирский гражданин попытались совершить
       побег  из  французской  тюрьмы  Лион-Монлюк,  оглушив  одного   из
       охранников, который впоследствии скончался от полученных ударов.
           Оба заключенных были обвинены в преднамеренном  убийстве  и  в
       попытке побега,  и 12 августа 1988 г.  их дело было передано в суд
       ассизов Роны. Процесс проходил с 12 по 14 апреля 1989 г.
           13 апреля  адвокаты  заявителя  обратились  к  суду с просьбой
       официально зафиксировать высказывание расистского толка, сделанное
       перед  началом  процесса одним из членов жюри.  Это замечание было
       услышано лицом,  не связанным с делом (г-жой М.). Адвокаты просили
       также приобщить к делу письменное заявление об этом с ее подписью.
       В тот же день суд отказал в  первой  просьбе,  но  распорядился  о
       приобщении письменного заявления к делу.
           14 апреля суд  ассизов  приговорил  заявителя  к  пожизненному
       тюремному заключению.  Он подал кассационную жалобу, где ссылался,
       в частности,  и на нарушение статьи 6 п. 1 Европейской конвенции о
       защите  прав человека в связи с отказом суда ассизов зафиксировать
       вышеупомянутое высказывание в  материалах дела.  22 ноября 1989 г.
       Кассационный суд отклонил его жалобу.
       
                B. Разбирательство в Комиссии по правам человека
       
           В  жалобе,  поданной  в   Комиссию  16 мая 1990 г.,  заявитель
       утверждал,   что   суд,   рассматривавший   его   дело,   не   был
       беспристрастным,  а  также имела место дискриминация,  что явилось
       нарушением статьи 6 п. 1,   а также этой  статьи  в  сочетании  со
       статьей 14.  12 апреля 1994 г.   Комиссия  объявила  приемлемой  к
       рассмотрению только жалобу,  основанную на статье 6 п. 1. Комиссия
       не  сочла  необходимым рассмотреть отдельно жалобу,  основанную на
       статье 14 Конвенции в сочетании со статьей 6 п. 1.
           В своем докладе от 30 ноября 1994 г. Комиссия установила факты
       и пришла к выводу,  что нарушение статьи 6 п. 1 имело место (семью
       голосами против четырех).
           18 января 1995 г. Комиссия передала дело в Суд.
       
                        ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ
       
                                 ВОПРОСЫ ПРАВА
       
                I. О предполагаемом нарушении статьи 6 Конвенции
       
           28. Заявитель утверждает, что пострадал в результате нарушения
       статьи 6 п. 1 Конвенции, которая гласит:
           "Каждый человек  имеет  право...   при   рассмотрении   любого
       уголовного обвинения,  предъявляемого ему,  на...  разбирательство
       дела... независимым и беспристрастным судом... "
       
                  A. Предварительные возражения Правительства
       
           29. Как  и  ранее  в  Комиссии,  Правительство  выдвигает  два
       возражения против приемлемости жалобы.
       
                  1. Неисчерпание внутренних правовых средств
       
           a) Относительно жалобы, основанной на статье 6 Конвенции
           30. По мнению Правительства,  внутренние правовые средства  не
       были  исчерпаны:  ходатайство  о  передаче суду ассизов документа,
       представленного г-ном Ремли,  не имело отношения к обстоятельствам
       дела,  и  более  того,  он  сам  не  требовал  от суда,  если имел
       основания для правомерного подозрения,  провести расследование или
       отказаться от рассмотрения дела в подобном составе.
           Суд ассизов Роны не мог судить о фактах,  которые,  даже  если
       они  и  имели  место,  происходили вне зала суда.  Не настаивая на
       проведении расследования по этим фактам, истец лишал себя средства
       правовой  защиты,  которое  могло  бы предотвратить предполагаемое
       нарушение.  Действительно,  если бы данный факт был подтвержден  в
       ходе  слушания,  то суд мог бы заменить члена жюри,  о котором шла
       речь.  Если бы суд ассизов отказался удовлетворить  ходатайство  о
       таком  расследовании,  г-н  Ремли мог бы подать в уголовную палату
       Кассационного  суда  жалобу  с  требованием,  чтобы  в   связи   с
       правомерно   возникшими  подозрениями  суд  ассизов  отказался  от
       рассмотрения дела. Такая процедура возможна, если речь идет о суде
       в  целом,  а  не  об  одном  или  нескольких членах коллегиального
       судебного органа,  подозреваемых  в  пристрастности.  Поскольку  в
       данном  деле член жюри,  о котором шла речь,  не был отозван,  это
       могло отразиться на беспристрастности суда в целом, и на основании
       статьи 662  Уголовно-процессуального  кодекса Кассационный суд мог
       бы принять соответствующее решение.
           31. По мнению заявителя,  суд ассизов должен был распорядиться
       ex officio о проведении расследования,  если он счел  недостаточно
       доказательным письменное заявление г-жи М.  Впрочем,  требование о
       проведении расследования не может,  по мнению заявителя, считаться
       средством  правовой  защиты  в  смысле  статьи  26 Конвенции.  Что
       касается  ходатайства  от  отказа  суда  на  основании   имеющихся
       подозрений   от  рассмотрения  дела,  то  оно  имеет  чрезвычайный
       характер и может быть направлено только против всего состава суда,
       а  не одного члена жюри.  И,  поскольку такое ходатайство не имеет
       отлагательного действия, суд ассизов продолжал бы заседать в любом
       случае, независимо от последствий.
           32. Комиссия согласна с последним доводом.
           33. Суд  напоминает,  что   конечная  цель  статьи 26  -  дача
       государствам - участникам возможности предотвратить или  исправить
       нарушения,   в  которых  их  обвиняют,  до  того,  как  произойдет
       обжалование в органы Конвенции (см.,  например,  Решение  по  делу
       Хентриха от 22 сентября 1994 г.  Серия A, т. 296-A, с. 18, п. 33).
       Так,  жалоба, которую истец намеревается подать в Комиссию, должна
       быть  рассмотрена  хотя  бы  в  основных  чертах  соответствующими
       национальными   судебными   органами   в   форме   и   в    сроки,
       предусмотренные   внутренним   законодательством.   Тем  не  менее
       исчерпанными должны считаться только  реальные  средства  правовой
       защиты,   с  помощью  которых  можно  было  исправить  совершенные
       нарушения (см.  помимо проч.  Решение по  делу  "Прессос  Компания
       Навьера А.О."  и  другие  от 20 ноября 1995 г.  Серия A,  т.  332,
       с. 19, п. 27).
            34. В  данном  случае  требование  официальной  оценки  судом
       ассизов упомянутого высказывания являлось одним из предварительных
       шагов  для  дальнейших  обращений  в  Кассационный  суд,  так  как
       Кассационный суд не может рассматривать  жалобы,  по  которым  суд
       ассизов  не  принимал никаких решений и которые не зафиксированы в
       его  судебных  протоколах.  Конечно,  суд   ассизов   был   вправе
       отказаться  от  оценки  фактов,  которые  имели место за пределами
       суда, но он полномочен распорядиться о проведении соответствующего
       расследования (см.  п. 21 выше).  Учитывая  эти обстоятельства,  а
       также то,  что заявитель представил суду письменное  свидетельство
       г-жи М.,  Суд  считает,  что   тем   самым  он  дал  суду  ассизов
       возможность последующих действий и это являлось реальным средством
       правовой защиты.
           Жалоба с требованием отказа суда от рассмотрения дела в  связи
       с  правомерно  возникшим  подозрением  может иметь своим предметом
       только весь состав суда в целом.
           Когда встает вопрос о пристрастности определенного члена суда,
       возможна процедура отвода.  Однако если речь идет об  ассизах,  то
       отвод  может  осуществляться лишь в момент отбора по жребию членов
       жюри, поэтому в данном случае к ней нельзя было прибегнуть.
           Следовательно, возражение надлежит отклонить.
           b) О  жалобе  на  основании статьи 14 Конвенции в сочетании со
       статьей 6
           35. Правительство  утверждает,  что  г-н  Ремли не обращался в
       национальные суды с жалобой на дискриминацию,  основанную на  расе
       или  этническом  происхождении.  То  есть  на  статью 14 заявитель
       впервые сослался в органах Конвенции.
           36. По  словам  заявителя,  на   нарушение  статьи 14 он может
       ссылаться в  органах  Конвенции  в  той  степени,  в  которой  это
       возможно на основе решения Кассационного суда.
           37. В своем решении о приемлемости Комиссия пришла  к  выводу,
       что  эта  жалоба  поглощена жалобой на  основании статьи 6 п. 1 и,
       следовательно, нет необходимости рассматривать их по отдельности.
           38. Учитывая  цель требования об исчерпании внутренних средств
       правовой  защиты  (см.  п. 33  выше),   Суд  принимает  возражение
       Правительства  в отношении статьи 14 в сочетании со статьей 6 (см.
       п. 53 ниже).
       
                        2. Об опоздании с подачей жалобы
       
           39. Правительство  основывается  также,  причем   в   качестве
       вспомогательного довода,  на опоздании в подаче жалобы. Решение от
       22 ноября 1989 г.  об отклонении кассационной жалобы  не  является
       окончательным  решением внутреннего судебного органа,  от которого
       начинается отсчет шестимесячного срока для обращения  в  Комиссию.
       Кассационный  суд  рассматривает  вопросы  права,  но не факта,  и
       поэтому он считал,  что суд ассизов  сам  должен  определить  свое
       отношение  к фактам,  о которых идет речь.  Следовательно,  данный
       срок   начинает   течь  с   14 апреля 1989 г.   -   даты   данного
       промежуточного  решения  суда ассизов,  и заявитель в этот срок не
       уложился.
           40. Г-н  Ремли  не  согласен  с этим аргументом.  Кассационное
       обжалование  промежуточных   решений   суда   ассизов   специально
       предусмотрено    последним   пунктом   статьи   316    Уголовно  -
       процессуального кодекса.
           41. В  своем  решении о приемлемости жалобы Комиссия учитывала
       статью 316 Уголовно-процессуального кодекса.  Она  напомнила,  что
       Кассационный  суд  считает  себя  правомочным  выносить  решения о
       нарушениях Конвенции, которая имеет прямое действие во французской
       правовой  системе;  Правительство  не доказало,  что обжалование в
       Кассационный суд на основании Конвенции решится судебной практикой
       так,  что  это  не  может считаться эффективным средством правовой
       защиты в смысле статьи 26 Конвенции.
           Представитель Комиссии отметил также,  что Кассационный суд не
       объявил неприемлемой жалобу о нарушении статьи 6 Конвенции.
           Датой, принимаемой   за   точку   отсчета  в  соответствии  со
       статьей 26, является дата вынесения решения Кассационным судом, то
       есть 22 ноября 1989 г.
           42. Суд напоминает,  что подача кассационной  жалобы  является
       одним из средств защиты,  которые в принципе необходимо исчерпать,
       чтобы выполнить требования статьи 26.  Даже если предположить, что
       это  средство  изначально  было обречено на неудачу,  тем не менее
       подача кассационной жалобы  не  была  бесполезным  действием;  она
       способствовала  по  меньшей мере тому,  что оказалась перенесенной
       исходная точка шестимесячного срока (см. Решение по делу A. против
       Франции от   23 ноября 1993 г.   Серия A,   т. 277-B,  с. 47 - 48,
       п. 30).  Следовательно,  возражение об опоздании в  подаче  жалобы
       следует отклонить.
       
                          B. Об обоснованности жалобы
       
           43. По  мнению  г-на  Ремли,  суд,  который  должен судить лиц
       иностранного  происхождения  или  просто  иностранцев,  не   будет
       беспристрастным,  если в его состав входит лицо,  которое публично
       заявляло  до  начала  разбирательства  дела  о  своих   расистских
       настроениях.  Такое  лицо,  не  будучи  полностью объективным,  не
       должно участвовать в процессе.
           Однако суд     ассизов     Роны     отклонил    его    просьбу
       засвидетельствовать упомянутые высказывания,  хотя был вправе  это
       сделать.  Письменное  заявление  г-жи  М.  было ясным,  подробным,
       логичным и недвусмысленным, в нем точно воспроизводилось сказанное
       и конкретно указывалось, кто это сказал.
           Если, как в данном  случае,  приводимые  факты  могут  вызвать
       весьма  сильные  сомнения относительно беспристрастности одного из
       членов  жюри,  то,  по  мнению  заявителя,  суд  был  обязан   это
       зафиксировать,  иначе  он отказывает обвиняемому в том,  чтобы его
       дело разбиралось беспристрастным судом. Короче говоря, суд ассизов
       и Кассационный суд обязаны были отреагировать.
           44. Правительство признает,  что суд,  в составе которого есть
       член,    объявляющий    себя    расистом,   не   может   считаться
       беспристрастным. Тем не менее реальность таких расистских взглядов
       должна    быть   установлена   с   достоверностью,   нужны   также
       доказательства  того,  что  они  могли   повлиять   на   вынесение
       приговора.  Однако  в  данном   случае  свидетельство  г-жи М.  не
       является достаточно серьезным, оно ничем не подкрепляется, поэтому
       не может служить доказательством,  которое объективно поставило бы
       под сомнение беспристрастность ассизов. Во-первых, оно находится в
       противоречии  с  утверждениями  адвокатов заявителя,  а во-вторых,
       фраза:  "К тому же я расист" могла  быть  произнесена  в  шутливой
       форме  или  в  связи  с  другим делом,  или только в адрес второго
       обвиняемого по этому же делу - гражданина Алжира,  а  не  в  адрес
       заявителя,  являющегося гражданином Франции. Следовательно, нельзя
       считать  установленным  сомнение  в  беспристрастности  одного  из
       членов состава жюри, который рассматривал дело заявителя.
           Кроме того,  суд не обязан проверять  все  высказывания  члена
       жюри, которые он мог делать до избрания по жребию. В данном случае
       член,  о котором идет речь,  отвода не получал.  После  этого  под
       сомнение  ставится беспристрастность всего состава жюри.  Однако в
       данном деле сложно охарактеризовать весь состав как  пристрастный,
       тем   более  что  на  основании  Уголовно-процессуального  кодекса
       решение  не  в  пользу  обвиняемого  может  быть  вынесено  только
       большинством по меньшей мере в восемь голосов.
           45. По   мнению   Комиссии,   свидетельство   г-жи М.   лишено
       противоречий  и  позволяет  точно определить личность говорившего.
       Поскольку суд ассизов  не  проверил  факты,  на  которые  ссылался
       заявитель,    последний    вполне    может    усомниться   в   его
       беспристрастности,  и опасения заявителя в этом  плане  объективно
       оправданны.   Следовательно,   налицо    нарушение   статьи 6 п. 1
       Конвенции.
           46. Суд   напоминает  принципы,  сложившиеся  в  его  судебной
       практике относительно независимости и беспристрастности судов. Они
       действуют и для жюри,  и для судей - профессиональных или нет (см.
       Решение по делу Хольма от  25 ноября 1993 г.  Серия A,  т.  279-A,
       с. 14, п. 30).
           При принятии решения о наличии в  конкретном  деле  легитимных
       оснований  для сомнения в беспристрастности одного из судей мнение
       обвиняемого принимается во внимание,  но не играет решающей  роли.
       Решающим  является  то,  могут  ли  опасения  заявителя  считаться
       объективно обоснованными  (см.,  в  частности,  Решения  по  делам
       Сарайва де  Карвалью  от  22 февраля 1994 г.  Серия A,  т.  286-B,
       с. 38,  п. 35, и Падовани от 26 февраля 1993 г. Серия A, т. 257-B,
       с. 20, п. 27).
           47. Суд отмечает,  что в данном случае суд ассизов Роны должен
       был судить лиц североафриканского происхождения - г-на Ремли и его
       напарника,  а третье  лицо  -  г-жа  М.  письменно  показала,  что
       слышала, как один из членов жюри заявил: "К тому же я расист".
           Суд не обязан оценивать  доказательственную  силу  письменного
       заявления г-жи М. или уточнять, что в действительности сказал член
       жюри.  Суд ограничивается  констатацией,  что  адвокаты  заявителя
       обратили  внимание суда на упомянутое высказывание,  которое носит
       серьезный характер в  контексте  данного  дела,  и  попросили  его
       зафиксировать.   Суд   отклонил   эту   просьбу,   не   вникнув  в
       представленное ему доказательство, под чисто формальным предлогом,
       что  он  не может "приобщать к делу факты,  имевшие место вне зала
       суда".  Кроме того,  суд не распорядился провести расследование по
       этому  факту,  в  то  время  как  он  был  полномочен это сделать.
       Следовательно,  заявитель не имел возможности ни  добиться  замены
       данного  члена  жюри  на  кого-либо  из запасных,  ни ссылаться на
       вышеупомянутый факт в своей кассационной жалобе (см.  п. 21 выше).
       Он  не  имел  также  возможности  дать  отвод вышеназванному лицу,
       поскольку состав жюри уже был образован (см. п. 17 выше), а подача
       апелляционной жалобы на решение суда ассизов невозможна (см. п. 16
       выше).
           48. Как и Комиссия,  Суд считает,  что статья 6 п. 1 Конвенции
       подразумевает,  что любой национальный судебный орган в  серьезных
       случаях,  подобных  этому,  обязан  проверять,  является ли данный
       судебный состав "беспристрастным судом" в свете этой статьи.
           Однако в   данном  деле  суд  ассизов  Роны  не  провел  такую
       проверку,   создав   таким   образом   ситуацию,    противоречащую
       требованиям  Конвенции.  Этого  уже достаточно,  учитывая важность
       доверия, которое суды в демократическом обществе  обязаны  внушать
       представшим  перед  ними,  чтобы  Суд констатировал факт нарушения
       статьи 6 п. 1.
       
                      II. О применении статьи 50 Конвенции
       
           49. В соответствии со статьей 50 Конвенции,
           "Если Суд установит,  что решение или мера, принятые судебными
       или иными властями Высокой Договаривающейся Стороны, полностью или
       частично противоречат обязательствам,  вытекающим из... Конвенции,
       а также если внутреннее право упомянутой  Стороны  допускает  лишь
       частичное возмещение последствий такого решения или такой меры, то
       решением Суда,  если в этом есть необходимость,  предусматривается
       справедливое возмещение потерпевшей стороне".
       
                               A. Моральный вред
       
           50. Г-н  Ремли  требует 1000000 французских франков в качестве
       возмещения морального ущерба.
           51. Представитель  Комиссии  предлагает Суду оценить названный
       ущерб по справедливости.
           52. Как  и  Правительство,  Суд  считает,  что признание факта
       нарушения  статьи 6  п. 1  само   по   себе  является   достаточно
       справедливым возмещением.
       
                  B. Пересмотр Решения или смягчение наказания
       
           53. Заявитель требует также,  чтобы его дело было пересмотрено
       судом ассизов,  гарантирующим беспристрастность разбирательства, а
       в случае отказа - чтобы его наказание,  т. е. пожизненное тюремное
       заключение, было сокращено до пятнадцати лет тюремного заключения.
           54. Как   и   Правительство,  и  представитель  Комиссии,  Суд
       напоминает,  что статья 50 не  наделяет  его  полномочиями  давать
       такие указания государствам - участникам (см.,  например,  Решение
       по делу Саиди от 20 сентября 1993 г.  Серия A,  т.  261-C,  с. 57,
       п. 47).
       
                         C. Судебные издержки и расходы
       
           55. Г-н  Ремли  требует  166896  французских  франков (включая
       налог на добавленную стоимость) за издержки и расходы, в том числе
       118600  французских  франков  за издержки и расходы в национальных
       судах и 48296 французских франков за издержки и расходы в  органах
       Конвенции.
           56. Правительство  утверждает,  что  заявитель  не  представил
       документов  в  обоснование  этих  расходов,  поэтому  его  просьбу
       следует отклонить  или  отложить  принятие  решения  о  применении
       статьи 50;  в любом случае не следует возмещать издержки и расходы
       в национальных судах.
           57. Что  касается представителя Комиссии,  то он считает,  что
       возмещение  издержек  и  расходов  должно  быть  ограничено   теми
       издержками  и  расходами,  которые были понесены с целью исправить
       как на национальном,  так и на международном уровнях нарушение, на
       которое ссылается заявитель.
           58. Учитывая, что в своей жалобе и в дополнительных замечаниях
       заявитель   подробно   изложил   свои  претензии,  Суд  присуждает
       заявителю в порядке  справедливого  возмещения  60000  французских
       франков, включая НДС.
       
                            D. Проценты за просрочку
       
           59. По   сведениям  Суда,  во  Франции  установленная  законом
       процентная ставка на момент принятия настоящего Решения составляла
       6,65% в год.
       
                             ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД
       
           1. Отклонил   семью   голосами   против  двух  предварительное
       возражение Правительства,  основанное на том, что не исчерпаны все
       внутренние средства по жалобе на основании статьи 6 Конвенции;
           2. Постановил единогласно, что в связи с тем, что не исчерпаны
       все  внутренние  средства,  он  не  может  рассматривать жалобы на
       основании статьи 14 Конвенции в сочетании со статьей 6;
           3. Отклонил     единогласно     предварительное     возражение
       Правительства, основанное на утверждении о пропуске шестимесячного
       срока на принесение жалобы;
           4. Постановил пятью голосами против четырех,  что имело  место
       нарушение статьи 6 п. 1 Конвенции;
           5. Постановил  единогласно,  что  настоящее  Решение  является
       достаточно  справедливым возмещением ущерба,  на который ссылается
       заявитель;
           6. Постановил    восемью    голосами    против   одного,   что
       государство -  ответчик  должно  в  трехмесячный  срок   выплатить
       заявителю  60000 (шестьдесят тысяч) французских франков в покрытие
       судебных  издержек  и  расходов,  причем  эта  сумма  должна  быть
       увеличена на некапитализируемые проценты из расчета 6,65% годовых,
       начиная с даты истечения вышеназванного срока и вплоть до выплаты;
           7. Отклонил  единогласно требование справедливого возмещения в
       остальном.
       
           Совершено на английском и французском  языках  и  оглашено  во
       Дворце прав человека в Страсбурге 23 апреля 1996 г.
       
                                                             Председатель
                                                            Рольф РИССДАЛ
       
                                                                   Грефье
                                                         Герберт ПЕТЦОЛЬД
       
       
       
       
       
       
           В соответствии со статьей 51 п. 2 Конвенции  и статьей 53 п. 2
       Регламента Суда  A  к  настоящему  Решению  прилагаются  отдельные
       мнения судей.
       
                      ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ ТОРА ВИЛЬЯЛМСОНА
       
           По поводу  предварительных возражений Правительства я согласен
       с большинством членов Суда.
           В то  же  время  я  бы  хотел  сделать  следующие замечания по
       существу дела.
           Если рассматривать нарушение,  на которое ссылается заявитель,
       с точки зрения повседневного  опыта  судей  и  адвокатов,  то  мне
       кажется  очевидным,  что это нарушение не таково,  чтобы оно могло
       повлиять на приговор,  даже если предположить, что заявитель точно
       излагает факты.  Уважая иное мнение, я нахожу эту жалобу настолько
       малозначительной,  что дело не  подпадает  под  проблематику  прав
       человека.  Следовательно, я не согласен с большинством членов Суда
       насчет обоснованности дела и не вижу никакого нарушения Конвенции.
       
                          ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ ПЕТТИТИ
       
           Я голосовал в  составе  меньшинства  за  отсутствие  нарушения
       Конвенции, не соглашаясь с логикой большинства членов Палаты.
           Большинство считает, что отказ суда ассизов рассмотреть и дать
       оценку  письменному  заявлению  г-жи  М.  позволяет  поставить под
       сомнение,  по    крайней   мере   с   точки   зрения   г-на Ремли,
       беспристрастность суда в смысле статьи 6 Конвенции.
           Чтобы прийти  к  этому  выводу,  Палата  исходит   из   текста
       заявления г-жи М., составленного следующим образом:
           "Я, нижеподписавшаяся г-жа (М.),  клянусь честью  в  том,  что
       присутствовала при следующем:
           Около 13 часов я стояла у дверей суда рядом с  группой  людей.
       Из  их  беседы я случайно услышала,  что они входят в состав жюри,
       отобранного по жребию для дела Мерджи (и) Ремли.
           Один из них произнес следующие слова: "К тому же я расист".
           Я не знаю имени этого  человека,  но  могу  показать,  что  он
       находился слева от члена жюри,  который сидел слева от того судьи,
       который сидел слева от председателя.
           Я не могу прийти в зал заседаний, чтобы подтвердить эти факты,
       так как моя дочь недавно была помещена в больницу,  но, если будет
       необходимо   заслушать  меня,  предоставляю  себя  в  распоряжение
       правосудия,  в   доказательство   чего   я   составила   настоящее
       свидетельство".
           Палата учитывает также аргументы суда ассизов:
           "(...)
           Принимая во  внимание,  что  согласно  письменному   заявлению
       некоей  г-жи  (М.)  от   13 апреля 1989 г.  один из членов жюри по
       настоящему делу заявил у дверей суда в 13  часов:  "К  тому  же  я
       расист";
           Что согласно этому свидетельству эти  слова  были  сказаны  до
       открытия  первого  слушания  по  данному  делу  и не в присутствии
       состава суда;
           Что, таким образом,  суд не может рассматривать факты, которые
       якобы имели место вне зала суда;
           (...)"
           В п. 47   Палата   оговаривает,    что   она    не   оценивает
       доказательственную  силу  заявления,  но принимает во внимание его
       содержание и указанную в нем дату. При этом Палата по крайней мере
       косвенно допускает,  что эти слова были услышаны 12 апреля 1989 г.
       и, следовательно, суд ассизов должен был на них отреагировать.
           Но текст заявления не допускает толкования. В своей буквальной
       формулировке он означает,  что  эти слова были услышаны  13 апреля
       1989 г.;  12 апреля г-жа М., стоя у дверей суда, не могла знать до
       начала слушаний,  что речь идет об одном из членов  жюри  по  делу
       Ремли,  так  как  отбор по  жребию его членов состоялся лишь после
       13 часов.
           Адвокат г-на  Ремли  представил  эти  слова  как произнесенные
       12 числа,  что явно ошибочно.  Впрочем, 12-го при отборе по жребию
       этому  члену  жюри  мог  быть  дан  отвод,  как это было сделано в
       отношении  некоторых  других  кандидатов.  13-го  это   уже   было
       невозможно.  Следовательно,  отказ  зафиксировать  этот  факт  был
       обоснованным.  В любом случае  13-го  защита  располагала  другими
       средствами прояснения  этой  трудности  -  либо  просить заслушать
       г-жу М.  на основании дискреционных полномочий председателя,  либо
       попросить  о  расследовании.  Даже  если  бы  эти  просьбы не были
       удовлетворены,  защита могла бы  воспользоваться  этими  отказами;
       однако из тактических соображений защита решила действовать иначе.
       В Решении Суда (п. 48) содержится упрек суду ассизов за то, что он
       не  стал  проверять  заявление.  Здесь  есть  риск подменить собой
       национальный суд в его оценке фактов.
           Было бы  более  логично,  если бы Суд проанализировал,  почему
       названные выше возможные ходатайства не были  заявлены  защитой  и
       почему она не подала в связи с законными подозрениями требования о
       передаче дела в палату по уголовным делам Кассационного суда. Если
       бы  последняя приняла дело к своему рассмотрению,  это означало бы
       сомнение в беспристрастности всего  состава  суда  ассизов,  а  не
       одного члена жюри.
           Но в  смысле  статьи 6  Конвенции   средство  для  исправления
       возможной  небеспристрастности может появиться именно в результате
       жалобы  на  весь  состав   суда,   а   не   жалобы,   направленной
       исключительно против одного судьи или против одного члена жюри.
           В любом случае Суду следовало высказаться по этому вопросу и о
       последствиях,  которые  могла  повлечь  подача  жалобы  о законных
       подозрениях.
           Более того,  в  данном  деле  ничто во внутренней процедуре не
       позволяло установить,  что эти слова, если они и были произнесены,
       оказали  бы  решающее  воздействие  на  жюри  в  целом  и  на итог
       голосования (см. п. 44 Решения).
           Следует остерегаться   крайностей  в  теории  предположений  в
       отношении статьи 6 Конвенции.
           В нашем  конкретном  случае  мне  представляется,  что  Палата
       отступила от  традиционной  линии  суда,  не  приняв  во  внимание
       внутренние средства правовой защиты, которые могли бы исправить по
       крайней мере на уровне высшей судебной инстанции риск несоблюдения
       правила беспристрастности.
       
                        ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ ЛОПЕСА РОХИ
       
           Я сожалею,  что  не согласен с мнением большинства по существу
       дела.
           Как и г-н судья Петтити,  я считаю,  что в данном случае ничто
       не доказывает,  что слова,  приписываемые одному из  членов  жюри,
       могли бросить тень сомнения на беспристрастность всего суда:  если
       они действительно были сказаны,  то их недостаточно, чтобы разумно
       предположить,  что  они  ставят под вопрос беспристрастность всего
       вышеназванного суда.
           Такие слова,  выхваченные  из контекста,  подробности и особые
       обстоятельства которого неизвестны,  могли быть сказаны  в  шутку,
       они совсем не обязательно свидетельствуют о предвзятости,  которая
       могла бы повлиять  на  голосование  того,  кто  их  произнес,  при
       принятии коллегиального решения.
           Как подчеркивает г-н  судья  Тор  Вильялмсон  в  своем  особом
       мнении,  жалоба  настолько незначительна по сравнению с остальными
       фактами дела, что она не может разумно убедить в наличии нарушения
       права на беспристрастный суд.
       
                      ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ МИФСУДА БОННИЧИ
       
           1. Учитывая  процессуальные возможности заявителя,  после того
       как его адвокат сообщил ему о словах,  которые якобы были услышаны
       г-жой М., я полагал, что его жалоба обречена на провал, так как он
       не исчерпал внутренних  средств  защиты  до  обращения  к  органам
       Конвенции.
           2. Состав  суда  ассизов  был   сформирован,   и   суд   начал
       заслушивать свидетелей. По нормам Уголовно-процессуального кодекса
       Франции,  на этом этапе дать  отвод  члену  жюри  уже  невозможно.
       Следовательно,  заявитель был прав, когда просил суд зафиксировать
       инцидент,  о   котором   сообщила    г-жа М.   Суд   не   назначил
       расследования,  но  тем  не  менее распорядился,  чтобы письменные
       выводы адвоката и заявление г-жи М.  были  приобщены  к  протоколу
       судебного заседания.
           3. На этом этапе процесса  заявитель  мог  бы  воспользоваться
       положениями  статьи 662   Уголовно-процессуального  кодекса (п. 23
       Решения),  попросив Кассационный суд передать дело в другой суд  в
       связи  с  законным  сомнением  в  беспристрастности.  Он  мог  это
       сделать,  так как суд приобщил  к  протоколу  судебного  заседания
       заявление г-жи М.,  а также письменные выводы защиты.  Это Решение
       суда  практически  не  могло  преследовать  иной  цели,   учитывая
       особенности внутренних уголовно-процессуальных норм.
           4. Конечно,  согласно  судебной  практике  Кассационного  суда
       такая  просьба может быть удовлетворена,  только если подозрение в
       пристрастности распространяется на  весь  состав  суда,  а  не  на
       одного из его участников, но я считаю, что Кассационный суд был бы
       в состоянии пересмотреть свою судебную практику в этой  области  с
       точки  зрения  норм  Конвенции,  которым  отныне  должны следовать
       французские суды.  Французская правовая система не  знает  правила
       прецедента.
           5. Мне могут  возразить,  что  это  значило  бы  требовать  от
       заявителя  слишком  многого.  Я  считаю,  что  таков дух статьи 26
       Конвенции,  согласно которой должны быть исчерпаны  все  возможные
       внутренние средства защиты до обращения в органы Конвенции.  Любое
       государство - участник должно  использовать  все  представляющиеся
       возможности,  чтобы "предотвращать или исправлять нарушения, якобы
       имевшие место",  как это  сказано  в  Решении  по  делу  Кардо  от
       19 марта 1991 г.  (Серия A, т. 200, с. 19, п. 36) и в более раннем
       Решении по делу  Де Вильде,  Оомс  и  Версип   против  Бельгии  от
       18 ноября 1970 г.   (Серия A,  т. 12,  с. 29,  п. 50),  в  которых
       государствам  предлагалось  "исправлять  [их  действия]  в   своих
       внутренних      правовых     системах".     Учитывая     жесткость
       уголовно-процессуальных норм во Франции,  я считаю,  что было  тем
       более  необходимо  применить в данном случае статью 26,  поскольку
       действия,  о которых идет речь,  могут часто повторяться в  делах,
       разбираемых  судами  ассизов.  Кроме  того,  в  моем  мнении  меня
       поддерживает то обстоятельство,  что суд присяжных  легко  мог  бы
       заменить  одного  из членов жюри на запасного,  если только суд не
       считал,  что с точки зрения  Уголовно-процессуального  кодекса  он
       полномочен  на  это  лишь в случае прямого или косвенного указания
       Кассационного суда.
           6. Учитывая  все вышесказанное,  я не стану анализировать дело
       дальше,  так как мне кажется нелепым предположение, что расистские
       предрассудки  одного  из  девяти членов жюри,  заседающих вместе с
       тремя профессиональными  судьями,  могут  поставить  под  сомнение
       "справедливость"  всего  процесса,  так  как  суд  якобы  не будет
       "беспристрастным". По моему мнению, это обстоятельство в контексте
       всего процесса  (Решение  по  делу  Барбера,  Мессеге  и Ябардо от
       6 декабря 1988 г.  Серия A,  т. 146, с. 31, п. 68)  не оправдывает
       принятия решения о наличии нарушения статьи 6 п. 1 Конвенции.
       
       
       
       
       
       
                         EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS
       
                            CASE OF REMLI v. FRANCE
       
                                    JUDGMENT
       
                            (Strasbourg, 23.IV.1996)
       
           In the case of Remli v. France <1>,
           The European Court of Human  Rights,  sitting,  in  accordance
       with Article 43 (art.  43) of the Convention for the Protection of
       Human Rights and Fundamental Freedoms ("the Convention")  and  the
       relevant provisions of Rules of Court A <2>, as a Chamber composed
       of the following judges:
           --------------------------------
           Notes by the Registrar
           <1> The  case is numbered 4/1995/510/593.  The first number is
       the case's position on the list of cases referred to the Court  in
       the  relevant year (second number).  The last two numbers indicate
       the case's position on the list of cases  referred  to  the  Court
       since   its   creation  and  on  the  list  of  the  corresponding
       originating applications to the Commission.
           <2> Rules A apply to all cases referred to  the  Court  before
       the  entry into force of Protocol No.  9 (P9) (1 October 1994) and
       thereafter only to cases  concerning  States  not  bound  by  that
       Protocol  (P9).  They correspond to the Rules that came into force
       on 1 January 1983, as amended several times subsequently.
       
           Mr R. Ryssdal, President,
           Mr {Thor Vilhjalmsson} <*>,
           Mr L.-E. Pettiti,
           Mr B. Walsh,
           Mr R. Pekkanen,
           Mr M.A. Lopes Rocha,
           Mr L. Wildhaber,
           Mr G. Mifsud Bonnici,
           Mr B. Repik,
           and also of Mr H.  Petzold,  Registrar,  and Mr P.J.  Mahoney,
       Deputy Registrar,
           --------------------------------
           <*> Здесь и  далее  по  тексту  слова  на  национальном  языке
       набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.
       
           Having deliberated in private on 23 November 1995 and 30 March
       1996,
           Delivers the following judgment,  which  was  adopted  on  the
       last-mentioned date:
       
                                   PROCEDURE
       
           1. The  case  was  referred  to  the  Court  by  the  European
       Commission of Human Rights ("the Commission") on 18 January  1995,
       within the three-month period laid down by Article 32 para.  1 and
       Article 47 (art.  32-1,  art. 47) of the Convention. It originated
       in  an  application  (no.  16839/90)  against  the French Republic
       lodged with the Commission under Article 25 (art.  25) by a French
       national, Mr {Said Andre} Remli, on 16 May 1990.
           The Commission's  request  referred  to  Articles  44  and  48
       (art. 44,   art.   48)  and  to  the  declaration  whereby  France
       recognised the compulsory jurisdiction of the Court  (Article  46)
       (art.  46).  The object of the request was to obtain a decision as
       to whether the facts  of  the  case  disclosed  a  breach  by  the
       respondent State  of  its  obligations  under  Article  6  para. 1
       (art. 6-1) of the Convention.
           2. In  response to the enquiry made in accordance with Rule 33
       para. 3 (d)  of Rules of Court A,  the applicant  stated  that  he
       wished  to  take part in the proceedings and designated the lawyer
       who would represent him (Rule 30).
           3. The   Chamber   to   be  constituted  included  ex  officio
       Mr L.-E.  Pettiti,  the  elected  judge  of   French   nationality
       (Article 43 of the Convention) (art.  43),  and Mr R. Ryssdal, the
       President of the Court (Rule 21 para.  4 (b)).  On 5 May 1995,  in
       the presence of the Registrar, the President drew by lot the names
       of the  other  seven  members,  namely  Mr  {Thor   Vilhjalmsson},
       Mr B. Walsh, Mr R. Pekkanen, Mr M.A. Lopes Rocha, Mr L. Wildhaber,
       Mr G.  Mifsud Bonnici and Mr B.  Repik (Article 43 in fine of  the
       Convention and Rule 21 para. 5) (art. 43).
           4. As President of the Chamber (Rule 21 para.  6), Mr Ryssdal,
       acting  through  the Registrar,  consulted the Agent of the French
       Government ("the Government"),  the  applicant's  lawyer  and  the
       Delegate  of the Commission on the organisation of the proceedings
       (Rules 37 para.  1  and  38).  Pursuant  to  the  orders  made  in
       consequence,   the  registry  received  the  applicant's  and  the
       Government's memorials and the Delegate's written observations  on
       7  August,  25  August and 2 October 1995 respectively.  On 8 June
       1995 the Secretary to the Commission had  supplied  the  Registrar
       with  various  documents  he  had  requested  on  the  President's
       instructions.
           5. In  accordance  with the President's decision,  the hearing
       took place in public in the Human Rights Building,  Strasbourg, on
       21  November  1995.  The  Court  had  held  a  preparatory meeting
       beforehand.
           There appeared before the Court:
           (a) for the Government
           Mr  M.  Perrin  de  Brichambaut,  Director  of  Legal Affairs,
       Ministry of Foreign Affairs, Agent,
           Mrs  M.  Dubrocard,  magistrat,  on  secondment  to  the Legal
       Affairs Department, Ministry of Foreign Affairs,
           Mr F.  {Fevre},  magistrat, on secondment to the Department of
       Criminal Affairs and Pardons, Ministry of Justice,
           Mr P. Mollard, judge of the Metz District Court, Counsel;
           (b) for the Commission
           Mr J.-C. Geus, Delegate;
           (c) for the applicant
           Ms  C.  Waquet,  of  the Conseil d'Etat and Court of Cassation
       Bar, Counsel.
           The Court heard addresses by Mr Geus,  Ms Waquet and Mr Perrin
       de Brichambaut and also replies by the latter two  to  a  question
       put by one of its members.
       
                                AS TO THE FACTS
       
                          I. Circumstances of the case
       
           6. Mr  {Said  Andre}  Remli,  a  French  national  of Algerian
       origin,  is currently  in  custody  at  Les  Baumettes  Prison  in
       Marseilles.
       
                           A. Background to the case
       
           7. On   16   April  1985,  while  attempting  to  escape  from
       Lyons-Montluc Prison,  the applicant  and  a  fellow  prisoner  of
       Algerian  nationality,  Mr  {Boumedienne}  Merdji,  knocked  out a
       warder, who died four months later as a result of the blows he had
       received.
           8. The two prisoners were charged  with  intentional  homicide
       for  the  purpose  of  facilitating,  preparing  or  executing the
       offences of  escape  and  attempted  escape.  In  a  judgment   of
       12 August  1988  the  Indictment  Division  of  the Lyons Court of
       Appeal committed them for trial at the {Rhone}  Assize  Court.  On
       5 December  1988  the  Court  of  Cassation dismissed an appeal on
       points of law that Mr Remli had lodged  against  the  decision  to
       commit him for trial.
       
                   B. Proceedings in the {Rhone} Assize Court
       
           9. The  trial  at  the  Assize Court took place on 12,  13 and
       14 April 1989.  On the first day,  when  the  sitting  began,  the
       members  of  the jury and two additional jurors were drawn by lot.
       The defendants challenged five of them, the legal maximum, and the
       prosecution  two  of  them.  The  jury  was  subsequently  finally
       empanelled and the hearing of witnesses began.
           10. On  13  April  1989,  at  about 1.50 p.m.,  as the sitting
       resumed, counsel for the applicant filed submissions in which they
       requested the court to take formal note of a remark made by one of
       the jurors on 12 April,  before the hearing began,  which had been
       overheard  by  a third person,  Mrs M.,  and to append her written
       statement,  together with their submissions,  to the record of the
       trial.
           11. Mrs M.'s statement of 13 April read as follows:
           "I, the undersigned Mrs [M.],  declare on  my  honour  that  I
       witnessed the following facts:
           I was at the door of the court at about  1  p.m.,  next  to  a
       group  of people.  From their conversation,  I chanced to overhear
       that they were members of the jury drawn  by  lot  in  the  Merdji
       [and] Remli against Pahon case.
           One of them then let slip the following remark:  "What's more,
       I'm a racist."
           I do not know that person's name,  but I can state that he was
       on  the  left  of the juror sitting immediately to the left of the
       judge on the presiding judge's left.
           Being unable  to attend the hearing to confirm the facts as my
       daughter has recently gone into hospital, but being at the court's
       disposal  if  it proves essential to call me as a witness,  I have
       drawn up this statement to  be  used  for  the  appropriate  legal
       purposes."
           12. The court, composed in this instance solely of the judges,
       withdrew to deliberate and then delivered the following judgment:
           "...
           According to  the  handwritten  statement  of  a  Mrs  [M.] of
       13 April 1989,  one of the members of the jury in the present case
       said "What's more, I'm a racist" at the door of the court at about
       1 p.m.
           According to this statement and the written submissions, these
       words were spoken before the beginning of the first hearing in the
       instant case and not in the presence of the judges of the Court.
           The Court is thus not able  to  take  formal  note  of  events
       alleged to have occurred out of its presence.
           For these reasons, it
           Refuses the  application  made  to  it  for  formal note to be
       taken;
           Holds that   the   applicants'  written  submissions  and  the
       statement of Mrs [M.] are to be appended  to  the  record  of  the
       trial;
           ..."
           13. On  14  April  1989 the Assize Court sentenced Mr Remli to
       life imprisonment  and  Mr  Merdji  to  a  twenty-year  term,  for
       two-thirds of which he would not be liable to any form of release.
       
                    C. Proceedings in the Court of Cassation
       
           14. Mr Remli appealed on points of law.  He argued mainly that
       the Assize Court had made a mistake of  law  and  had  disregarded
       Article 6 para.  1 (art. 6-1) of the Convention in holding that it
       was "not able to take  formal  note  of  events  alleged  to  have
       occurred out of its presence" when it had power to do so.
           15. In a judgment of 22 November 1989 the Court  of  Cassation
       dismissed the appeal. It gave the following reason in particular:
           "The Assize Court rightly  refused  to  take  formal  note  of
       events  which,  assuming  they  were established,  had taken place
       outside the hearing,  such that  it  could  not  have  been  in  a
       position to note them."
       
                           II. Relevant Domestic Law
       
           16. Procedure  in the Assize Court is governed by Articles 231
       to 380 of the Code of Criminal Procedure ("CCP").
           The Assize Court consists of the court properly speaking - the
       presiding judge and,  normally,  two other judges - and the  jury,
       composed  of  citizens  who  satisfy the conditions of eligibility
       laid down by law.  It tries mainly serious criminal cases sent  to
       it  by  the  Indictment Division and related or inseparable lesser
       offences.  No reasons  are  given  in  its  judgments,  which  are
       appealable only on points of law.
       
                            A. The Assize Court jury
       
                          1. Constitution of the jury
       
           17. For  each  case  on  the  Assize  Court's  list  a jury is
       empanelled at the beginning of the trial. It contains nine jurors,
       drawn  by lot from a session list.  This list contains thirty-five
       names drawn by lot every three months from an annual list,  itself
       consisting  of  a  variable  number  of  names  drawn  by lot from
       preparatory lists that are compiled in each municipality after  an
       initial drawing of names by lot from the electoral register.
           One or more additional jurors are also drawn by lot and attend
       the trial in order that they may,  if necessary, replace any juror
       who is unable to sit.
           The jury  is  constituted  at the point when the names of nine
       jurors  who  have  not  been  challenged  and  the  names  of  the
       additional jurors have all been drawn by lot.
       
                                 2. Challenges
       
           18. As the names of the jurors are being drawn,  the defendant
       or defendants are entitled to challenge up to five of them and the
       prosecution  up  to  four.  Their  grounds  for doing so cannot be
       given.
           19. Article 668 CCP provides:
           "Any judge may be challenged on any of the following grounds:
           1. Where  the  judge  or  his  spouse is a blood relative or a
       relative by marriage of one of the parties or of a party's spouse,
       up to the degree of second cousin inclusive.  The challenge may be
       made against the judge even in  the  event  of  divorce  from  his
       spouse  or  the  latter's death where the spouse was a relative by
       marriage of one of the parties, up to the second degree inclusive;
           2. Where  the  judge or his spouse,  or a person in respect of
       whom  either  acts  as  guardian  (tuteur),  supervisory  guardian
       ({subroge} tuteur) or court-appointed administrator,  or a company
       or association in whose management  or  supervision  either  takes
       part has an interest in the dispute;
           3. Where the judge or  his  spouse  is  a  blood  relative  or
       relative  by  marriage,  to  the  degree  indicated above,  of the
       guardian, supervisory guardian or court-appointed administrator of
       one  of  the parties or of a director or manager of a company that
       is a party to the proceedings;
           4. Where  the  judge  or his spouse is dependent on one of the
       parties;
           5. Where  the  judge  has  dealt  with  the  case  as a judge,
       arbitrator or legal adviser,  or where he has given evidence as  a
       witness relating to the facts of the case;
           6. Where there has been  litigation  between  the  judge,  his
       spouse  or  their  lineal blood relatives or relatives by marriage
       and one of the parties,  his spouse or his lineal blood  relatives
       or relatives by marriage;
           7. Where the judge or his spouse is litigating in a  court  of
       which one of the parties is a judge;
           8. Where the  judge  or  his  spouse  or  their  lineal  blood
       relatives  or  relatives  by marriage are in dispute over an issue
       similar to that between the parties;
           9. Where  there  have been any disagreements between the judge
       or his spouse and one of the parties sufficiently serious to  cast
       doubt on his impartiality."
           Article 669 CCP provides:
           "A charged person, accused or any party to the proceedings who
       wishes to challenge an investigating judge,  a judge of the police
       court  or  one or more or all of the judges of the Criminal Court,
       the Court of Appeal or the Assize Court must,  if the challenge is
       to be valid,  make an application to the President of the Court of
       Appeal.
           Members of  State  Counsel's Office cannot be challenged.  The
       application must  mention  by  name  the  judge  or  judges  being
       challenged  and  set out the grounds relied on,  together with all
       the supporting evidence.
           A party  who  has  willingly proceeded in a court or before an
       investigating judge shall be entitled to make a challenge only  on
       grounds  of  circumstances that have arisen since,  where they are
       such as to constitute a ground for challenge."
           In the case of the Assize Court these provisions apply only to
       the judges and not to the jurors.
       
                             3. Taking of the oath
       
           20. The  members  of  the  jury,  standing   bareheaded,   are
       addressed by the presiding judge as follows:
           "You swear and promise to consider the charges  that  will  be
       brought against X ... with the greatest care; not to betray either
       the interests of  the  accused  or  those  of  society,  which  is
       accusing  him/her;  not  to communicate with anyone until you have
       returned your verdict;  not to be swayed by hatred or spitefulness
       or by fear or affection; to reach your verdict in the light of the
       charges and the defence,  according to your  conscience  and  your
       innermost  conviction,  with  the  impartiality  and firmness that
       befit a free man of integrity;  and to preserve the secrecy of the
       deliberations, even after you have discharged your office."
           Each of  the  jurors  is  individually  called  upon  by   the
       presiding judge and replies, raising his hand: "I swear."
       
                B. Procedural applications or objections during
                        trials and entries in the record
       
           21. Where an event likely to infringe the rights of one of the
       parties occurs during the trial,  the party concerned may ask  the
       Assize  Court  - composed in this instance of only the judges - to
       "take formal note" of it. This is the party's only means of having
       it  recorded.  The  Court of Cassation cannot entertain complaints
       that have been raised if no application was  made  to  the  Assize
       Court to take formal note of them and they were not entered in the
       record of  the  trial  (Court  of  Cassation,  Criminal  Division,
       23 December 1899, Bulletin criminel (Bull. crim.) no. 380; 24 July
       1913,  Bull.  crim.  no. 365;  12 May  1921, Bull. crim.  no. 211;
       31 January  1946,  Bull. crim.  no. 40;  5 May  1955,  Bull. crim.
       no. 28;  21 November  1973,  Bull. crim.  no. 427;  22 April 1977,
       Dalloz-Sirey 1978, p. 28).
           The Assize Court may refuse to take formal note of events that
       are alleged to have occurred outside the hearing.  It also has  an
       unfettered  discretion  to decide whether evidence should be taken
       to verify them (Court of Cassation,  Criminal Division,  16  March
       1901, Bull.  crim.  no.  85;  16 January 1903, Bull. crim. no. 23;
       5 August 1909,  Bull. crim. no. 422; 29 February 1984, Albarracin;
       8 July 1985, Garbidjian).
           22. Interlocutory decisions on such matters can be  challenged
       by means of an appeal on points of law,  but only at the same time
       as the judgment on the merits (Article 316 CCP).
       
               C. Transfer of a case on the ground of reasonable
                    suspicion of bias (suspicion {legitime})
       
           23. Article 662 CCP provides:
           "In matters within the jurisdiction of the Assize  Court,  the
       Criminal  Court or the police court,  the Criminal Division of the
       Court of Cassation may remove a case from any investigating  court
       or judge or any court of trial and transfer it to another court or
       judge of the same rank, either where the court that would normally
       have  jurisdiction  cannot be composed as required by law or where
       justice is otherwise prevented from taking its course  or  on  the
       ground of reasonable suspicion of bias.
           An application for transfer may be made  either  by  Principal
       State  Counsel  attached  to  the  Court  of  Cassation  or by the
       prosecutor attached to the court dealing with the case,  or by the
       person charged, or by a civil party to the proceedings.
           ...
           The lodging  of  an  application shall not have any suspensive
       effect unless the Court of Cassation orders otherwise.
           ..."
           The Criminal Division has unfettered discretion  to  determine
       whether  such  a ground is made out on the alleged facts (Court of
       Cassation, Criminal  Division,  26  November  1931,  Bull.   crim.
       no. 272;  9 May 1932,  Bull.  crim.  no. 126; 22 March 1933, Bull.
       crim. no. 61; 17 November 1964, Bull. crim. no. 301). An applicant
       is   required   to   establish   the  existence  of  circumstances
       sufficiently  weighty  to  justify  serious  doubts  as   to   the
       impartiality of the court in question.
           This procedure can be used only in respect of  a  whole  court
       and  not  against one or more members of a collegiate court (Court
       of Cassation,  Criminal Division,  25 November 1976,  Bull.  crim.
       no. 343;  Revue  de science criminelle et de droit {penal compare}
       1977, p. 603, comments by J. Robert).
       
                       PROCEEDINGS BEFORE THE COMMISSION
       
           24. Mr Remli applied to the Commission  on  16  May  1990.  He
       complained  that he had not had a hearing by an impartial tribunal
       and that he had also suffered  discrimination  on  the  ground  of
       racial origin,  contrary  to  Article  6  para.  1  and Article 14
       (art. 6-1,  art. 14) of the Convention. He further alleged that he
       had  not  had  an  effective remedy before a national authority as
       required by Article 13 (art. 13) of the Convention.
           25. On  1  April 1994 the Commission adjourned its examination
       of the complaints based on Article 6  para.  1  (art.  6-1)  taken
       alone  and  together with Article 14 (art.  6-1 + 14) and declared
       the remainder of the application (no.  16839/90) inadmissible.  On
       12  April  it  declared the first complaint admissible and decided
       that it was unnecessary to express an opinion  separately  on  the
       second  complaint,  as  this  was  bound  up with the issue of the
       court's impartiality.  In  its  report   of   30   November   1994
       (Article 31) (art. 31), it expressed the opinion by seven votes to
       four that there  had  been  a  violation  of  Article  6  para.  1
       (art. 6-1).  The  full text of the Commission's opinion and of the
       two dissenting opinions contained in the report is  reproduced  as
       an annex to this judgment <3>.
           --------------------------------
           Note by the Registrar
           <3> For practical reasons this annex will appear only with the
       printed version of the  judgment  (in  Reports  of  Judgments  and
       Decisions  -  1996),  but  a  copy  of  the Commission's report is
       obtainable from the registry.
       
                         FINAL SUBMISSIONS TO THE COURT
       
           26. In their  memorial  the  Government  asked  the  Court  to
       "dismiss Mr Remli's application".
           27. The applicant requested the Court to
           "find that  France  has  breached  Articles  6 para.  1 and 14
       (art. 6-1, art. 14) of the Convention; and
           award just satisfaction under Article 50 (art. 50) ..."
       
                                 AS TO THE LAW
       
                   I. Alleged Violation of article 6 (art. 6)
                               of the Convention
       
           28. The applicant maintained that he had been the victim of  a
       breach of Article 6 para.  1 (art.  6-1) of the Convention,  which
       provides:
           "In the determination of ...  any criminal charge against him,
       everyone is entitled to a ...  hearing ...  by an independent  and
       impartial tribunal ..."
       
                   A. The Government's preliminary objections
       
           29. As  they  had  done before the Commission,  the Government
       raised two objections to admissibility.
       
                     1. Non-exhaustion of domestic remedies
       
           (a) As to the complaint based on Article 6  (art.  6)  of  the
       Convention
           30. The Government argued that the domestic remedies  had  not
       been exhausted.  Not only had Mr Remli's application to the Assize
       Court for formal note to be  taken  been  inappropriate,  but  the
       applicant  had  also failed either to ask for evidence to be taken
       or to lodge an application for transfer of the trial on the ground
       of reasonable suspicion of bias.
           The {Rhone} Assize Court could not take formal note of  events
       which,  even supposing their occurrence was established, had taken
       place outside the courtroom.  Furthermore,  by  not  applying  for
       evidence  to be taken as to the truth of the alleged matters,  the
       applicant had  deprived  himself  of  a  remedy  that  could  have
       redressed the supposed breach.  If the taking of evidence had made
       it possible to establish the alleged facts, the Assize Court could
       have  replaced  the  juror  in  question  by one of the additional
       jurors.  If the Assize Court had refused to allow the  application
       for  evidence  to  be  taken,  Mr  Remli could have applied to the
       Criminal Division of the Court of Cassation for a transfer of  the
       trial  on  the  ground of reasonable suspicion of bias in order to
       secure the immediate removal of the case from the  {Rhone}  Assize
       Court.  Such  a procedure could be used only in respect of a whole
       court and not against one or more members of  a  collegiate  court
       who  were  suspected of bias.  However,  the Government continued,
       seeing that the juror in question had  not  been  challenged,  the
       impartiality  of the Assize Court as a whole might be affected and
       the procedure of an application for transfer of the trial  on  the
       ground   of   reasonable  suspicion  of  bias  was  therefore  the
       appropriate one.  Under  Article  662  of  the  Code  of  Criminal
       Procedure,  the  Court  of  Cassation  could have ordered that the
       application should have a suspensive effect.
           31. In the applicant's submission,  the application for formal
       note to be taken was the remedy envisaged in Article 26 (art.  26)
       of  the  Convention,  since  it  alone afforded the possibility of
       having the facts in issue recorded. It had been the Assize Court's
       duty  to  order  evidence  to  be  taken  of  its own motion if it
       considered the evidence filed by  Mr  Remli  -  Mrs  M.'s  written
       statements  -  to  be  insufficient.  Nor could an application for
       evidence to be taken be regarded as a remedy for the  purposes  of
       Article  26  (art.  26).  As  to making an application to have the
       trial transferred on the ground of reasonable suspicion  of  bias,
       this  was a wholly exceptional procedure and could only be used in
       respect of a court as a whole and  not  in  respect  of  a  single
       juror.  Since  such an application would not have had a suspensive
       effect,  the Assize Court would anyway have continued to  sit,  so
       the harm would have been done.
           32. The Commission agreed with the applicant's submissions.
           33. The  Court  reiterates  that  the  purpose  of  Article 26
       (art. 26) is to afford the Contracting States the  opportunity  of
       preventing  or  putting  right the violations alleged against them
       before  those  allegations  are  submitted   to   the   Convention
       institutions (see, for example, the Hentrich v. France judgment of
       22 September 1994,  Series A no. 296-A, p. 18, para. 33). Thus the
       complaint  to  be submitted to the Commission must first have been
       made to the appropriate national courts, at least in substance, in
       accordance with the formal requirements of domestic law and within
       the prescribed time-limits.  Nevertheless,  the only remedies that
       must  be  exhausted  are  those  that are effective and capable of
       redressing the alleged violation (see,  among  other  authorities,
       the Pressos  Compania  S.A.  and  Others  v.  Belgium  judgment of
       20 November 1995, Series A no. 332, p. 19, para. 27).
           34. In  the instant case the application for formal note to be
       taken was a prerequisite of any subsequent  appeal  on  points  of
       law, since the Court of Cassation cannot entertain complaints that
       have not been formally noted by the Assize Court and have not been
       entered in the record of the trial.  Admittedly,  the Assize Court
       can refuse to take  formal  note  of  events  that  have  occurred
       outside the hearing,  but it has the power to order evidence to be
       taken for the purpose of verifying them (see paragraph 21  above).
       That being so, and regard being had to the fact that by submitting
       Mrs M.'s written statement to the Assize Court,  the applicant put
       that  court  in  a  position  to  exercise its power to order that
       evidence should be taken, the Court considers that the application
       for formal note to be taken was an effective remedy.
           An application for transfer  of  a  trial  on  the  ground  of
       reasonable  suspicion  of  bias  can  only be made in respect of a
       whole court.
           Where the  impartiality  of  a  given  member of a court is in
       issue, only the procedure of a challenge is available. In the case
       of members of the jury, however, a challenge can only be made when
       the names of the jurors are being drawn by lot, so that it was too
       late to make one in the circumstances of the instant case.
           The objection must therefore fail.
           (b) As  to the complaint based on Article 14 of the Convention
       taken together with Article 6 (art. 14 + 6)
           35. The  Government  maintained that in  the  national  courts
       Mr Remli had not complained of discrimination  on  the  ground  of
       race or  national  origin.  The  applicant  was  thus  relying  on
       Article 14 (art. 14)  for the first  time  before  the  Convention
       institutions.
           36. In  the  applicant's  submission,  a  breach of Article 14
       (art.  14) could be alleged before the Convention institutions  in
       so  far  as  it  was  a  consequence  of  the Court of Cassation's
       judgment itself.
           37. In  its  decision  on the admissibility of the application
       the Commission considered that this complaint was  bound  up  with
       the  one based on Article 6 para.  1 (art.  6-1) and therefore did
       not require separate examination.
           38. Having  regard  to  the  purpose  of  the requirement that
       domestic remedies must be exhausted (see paragraph 33 above),  the
       Court allows the Government's objection as to the admissibility of
       the complaint based on Article 14 taken together  with  Article  6
       (art. 14 + 6).
       
                           2. Application out of time
       
           39. The Government also argued,  in the alternative,  that the
       application had been out of time.  The  judgment  of  22  November
       1989,  in which the appeal on points of law against the refusal to
       take formal note of events that had occurred outside the courtroom
       had been dismissed, was not the final decision from whose date the
       six-month period for applying to the Commission began to run.  The
       Court of Cassation,  which ruled on issues of law and not of fact,
       considered that the Assize  Court  had  unfettered  discretion  to
       decide  whether or not to take formal note of events that occurred
       out of its presence.  The relevant period had accordingly begun to
       run  on  14  April  1989,  when the Assize Court had delivered its
       interlocutory judgment, and so the applicant had not complied with
       the time-limit.
           40. Mr Remli disputed that submission.  An appeal on points of
       law  against  interlocutory  judgments  of  the  Assize  Court was
       expressly provided in Article 316,  last paragraph, of the Code of
       Criminal Procedure.
           41. In its decision on the admissibility  of  the  application
       the  Commission noted the provisions of Article 316 of the Code of
       Criminal Procedure.  It went on to point out  that  the  Court  of
       Cassation  had  held  that it had jurisdiction to rule on possible
       breaches of the  Convention,  which  was  directly  applicable  in
       French law; the Government had not shown that the grounds based on
       the Convention that had been argued in the Court of Cassation were
       contrary  to  case-law so settled that the appeal on points of law
       could not be considered an effective remedy.
           The Delegate  of  the  Commission  also  pointed  out that the
       ground of appeal based on a breach of Article 6 (art.  6)  of  the
       Convention  had  not  been  declared  inadmissible by the Court of
       Cassation.
           In 			
    			
    ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ:

    ХXI век станет временем великих открытий в "науках о жизни", считают в Российской Академии Наук
    6 февраля 2004 г.

    Об исследованиях в области клонирования
    12 февраля 2004 г.

    К разработке вакцины против вируса атипичной пневмонии
    21 января 2004 г.

    Британским ученым удалось добиться серьезного успеха на пути к созданию вакцины от менингита
    6 января 2004 г. 

    Японские исследователи создали искусственную клетку, которая начала самостоятельную жизнь
    9 января 2004 г.

    Американские эксперты предлагают ввести контроль за научными разработками в области генной инженерии
    23 января 2004 г.